Строка новостей
Домой / Новости / Анатолий Коломиец: «Украина живет в замкнутом кругу, где ты вынужден платить даже, если правда на твоей стороне»

Анатолий Коломиец: «Украина живет в замкнутом кругу, где ты вынужден платить даже, если правда на твоей стороне»

Борьба с коррупцией, взяточничеством, помощь другим людям и уверенность в том, что в Украине можно навести порядок, если иметь мощную политическую волю, – постулаты, которые мы слышим от многих, но вот живут в соответствии с ними единицы. Одним из таких людей является глава Международной антикоррупционной ассамблеи в Одесской области, руководитель благотворительного фонда «С Одессой в сердце» Анатолий Коломиец.

Мы встретились с ним, чтобы обсудить, что ждет нашу страну после выборов и какие шаги должна предпринять новая власть, чтобы борьба с продажностью во всех эшелонах власти Украины стала не пустым звуком, а реальностью.

– Вы возглавляете Международную антикоррупционную ассамблею в Одесской области, расскажите подробнее о том, чем занимаетесь и почему решили выбрать эту стезю.

– Я решил пойти по этому пути для того, чтобы бороться с тем бардаком и беспределом, который творится в нашей стране, и навести порядок. Сама ассамблея представляет собой реформированную организацию, созданную еще в 2004 году. Тогда ряд людей, включая меня, создали организацию для борьбы с преступностью и коррупцией. Но, как в любом сообществе, со временем там оказалось множество нечистоплотных личностей, которые вступили в него для того, чтобы заниматься крышеванием и вымогательством. К слову, именно этим сейчас занимается 90% общественных организаций в Украине.

Из-за этого, несколько человек, которые работали добросовестно и реально хотели изменить ситуацию в стране к лучшему, отделились и создали свою организацию. Это по-настоящему порядочные люди, которые на самом деле стремились добиться реальных результатов в борьбе с коррупцией. Именно так и родилась Международная антикоррупционная ассамблея.

– Объясните немного практическую сторону вопроса. Вы сами выбираете дела, которые требуют вмешательства, или к вам обращаются за помощью?

– Чаще всего обращаются люди с жалобами, которым нужна помощь. Происходит это потому, что наша правоохранительная система полностью прогнила. Продажность всех ее уровней – ни для кого не секрет. Если отдельные личности платят десятки, а то и сотни тысяч долларов, чтобы занять руководящие должности, то понятно, что делают они это не для того, чтобы потом бескорыстно помогать людям, а дабы «отбить» эти деньги и заработать еще.

К нам приходят люди, на стороне которых правда, а на стороне их оппонентов – деньги, и в итоге дело разваливается. Мы с помощью своих юристов начинаем разбираться: пишем жалобы, контролируем процесс ведения спора. Например, если видим, что дело пытаются «замять» в полиции – обращаемся в прокуратуру, если в прокуратуре – идем в СБУ, если в СБУ норовят «слить» тяжбу – идем с жалобой в НАБУ. Благодаря такой работе, а также профессионализму и опыту наших сотрудников нам удается добиться того, чтобы дела не продавались, а доводились до логического завершения. Например, – направлялись в суд, и виновные получали положенное им наказание. Часто бывает, что когда мы подключаемся, стороны находят взаимопонимание и подписывают мировую, потому что понимают, что дальше воевать бессмысленно.

Ведь на самом деле во многих конфликтах проигрывают обе стороны, а выигрывают прокуроры, полицейские и судьи, которые зарабатывают на таких делах и тянут их годами.

– За время занятия антикоррупционной деятельностью вы, наверное, нажили немало врагов. Бывает ли, что вам угрожают?

– Да, врагов у меня появилось много. Одни пишут гадости в СМИ и поливают меня грязью, другие – заводят на нашу организацию фиктивные уголовные дела. Часто поступают угрозы физической расправы. Практически каждое второе крупное дело, за которое мы беремся, сопровождается угрозами с различных сторон: начиная от бандитов и заканчивая угрозами от представителей правоохранительной системы. Меня это не удивляет, потому что мы как раз и боремся против продажных прокуроров и полицейских.

– В чем, по-вашему, заключается причина процветания коррупции в нашей стране? Ведь даже обычные люди готовы дать взятку, чтобы решить какой-нибудь вопрос проще и быстрее.

– Дело в прогнившей насквозь системе. Каждый человек понимает, что все берут, дают и так легче и проще жить. Например, раньше, когда вас останавливали за нарушение ПДД, многие давали взятки ГАИшникам просто потому что так было легче, чем бегать по десяткам инстанций, чтобы оплатить штраф. А так на месте рассчитался и все. Сейчас же появилось нововведение, единственное, которое мне нравится в нашей полиции – это то, что у патрульных есть терминал и ты можешь сразу на месте рассчитаться карточкой и знать, что твои деньги пойдут в бюджет на новые школы, фонари и скамейки.

Все остальное стало наоборот – хуже. В полицию набрали неопытных людей, которые просто не умеют работать. Прежние милиционеры имели опыт, широкую агентурную сеть и если что-то происходило на их участке, они могли за короткое время задержать нарушителя.  Сейчас ситуация ухудшилась в разы. Нераскрытые дела множатся, хотя об этом никто не говорит, потому что работать на самом деле некому.

А те, кто знают, как функционирует система – просто зарабатывают деньги, и опять же, потому что это замкнутый круг. Ведь если руководитель, допустим, областной полиции или прокуратуры купил себе должность, то он требует эти средства по вертикали со своих подчиненных. Получается, что и сотрудники более низких рангов должны брать деньги, чтобы им было, что отдавать наверх, и это для них проще, чем ввязываться в какие-то неприятности, отказываясь платить дань.

В судах аналогичная ситуация – ты вынужден платить даже, если у тебя правовая позиция. Они затягивают процессы и создают проблемы на ровном месте. Получается, что даже если человек прошел все инстанции: полиция, прокуратура и дело попало в суд, там его разваливают. Поэтому люди и не хотят лишний раз обращаться в правоохранительные органы, потому что понимают, что если дело не продадут в полиции, или в прокуратуре, то это произойдет в суде. Из-за этого они вынуждены принимать ситуации, когда у них отняли квартиру или бизнес, заплатив отступные, которые в 10 раз ниже реальной стоимости. Но человек понимает, что даже если он попробует бороться, то за правду ему придется заплатить сначала в полиции, потом в прокуратуре, а потом и в суде, потому что там всегда ищут способ, как отказать человеку и ему приходится идти дальше по инстанциям.

Какой выход из сложившейся ситуации вы видите?

– Мне нравится, как работает правоохранительная система Белоруссии. Там сажают людей в тюрьму за то, что они предлагают взятки. И 30% населения уже отсидели за это, поэтому дисциплина в стране развита намного лучше, они боятся давать и брать взятки. Потому и порядок там раз в 20 лучше, чем у нас.

Более того, стоит усилить наказание за взятку, например, мгновенная конфискация имущества, если факт дачи неправомерной выгоды был доказан. А у нас сейчас с пафосом и голливудскими спецэффектами задерживают коррупционеров, а через пару дней эти люди уже дома под подпиской о невыезде и продолжают занимать свои должности и делать то, что делали ранее – брать деньги, чтобы дальше откупаться.  Должна поменяться работа всей системы: полиция – прокуратура – СБУ – суд, потому что это единый живой организм, и если один орган не работает, то всему телу плохо, а когда весь он заработает правильно, тогда произойдут реальные изменения.

– Сейчас, когда Украина получила нового президента и скоро получит новый парламент, какие шаги необходимо предпринять власти, чтобы побороть коррупцию и взяточничество?

– Коррупция процветает у нас во всех госструктурах – от больниц до прокуратуры, и все об этом знают. Чтобы переломить ситуацию необходимо в первую очередь – перестать продавать руководящие должности, а проводить реальные конкурсы. После этого усилить контроль над структурами, и назначить достойные зарплаты сотрудникам. Только таким путем, мы сможем справиться с этой проблемой, и если кто-то будет брать взятки, то это будут единицы, а не все повсеместно.

Ведь сейчас мы имеем, какую картину: областной прокурор, например, заплатил за свою должность. Теперь ему нужно мало того, что вернуть свои вложения, так еще и занести Генеральному прокурору и его замам. Если разорвать этот порочный круг, то и уровень коррупции ощутимо снизится. Плюс, если перенять опыт Белоруссии, где человек, предлагающий взятку, понимает, что за это его могут задержать и наказать, то люди тоже начнут меняться и искать другие способы выхода из ситуации.

Нужно сделать так, чтобы в Украине предложение неправомерной выгоды и ее принятие – были равнозначными преступлениями. Более того, необходимо, чтобы государственные служащие докладывали о том, что им кто-то хотел дать взятку, тогда тот человек понесет наказание, а зная о его неотвратимости меньше найдется желающих предлагать взятки. Ведь сейчас картина такова, что из трех случаев дачи взятки – один – это вымогательство, а два – предложение. Людям проще так решать свои вопросы. И вот когда, предлагающие будут знать, что их ждет жесткое наказание, то будут меньше предлагать, а соответственно и брать будут меньше, и так мы сможем вырваться из этого порочного круга.

–  Кроме антикоррупционной деятельности, вы занимаетесь меценатством, руководите благотворительным фондом «С Одессой в сердце». Почему решили взяться за это дело, и как, по-вашему, почему в нашей стране благотворительность развита меньше, чем на Западе?

– Что касается сравнения с Западом, то здесь есть несколько факторов. Во-первых, там более стабильная экономика и спокойная жизнь, люди уверены в завтрашнем дне и в своем будущем, они чувствуют себя в безопасности, поэтому им проще делиться с другими. Они видят, что у них есть лишний диван или вещи, потому что они постоянно покупают себе что-то новенькое  и с удовольствием отдают это другим.

У нас ситуация другая: сегодня у тебя есть миллион, а завтра к тебе пришли и просто отжали его. У нас ты не можешь чувствовать себя в безопасности, потому что даже при наличии денег, ты знаешь, что попадешь в больницу, и их сразу не будет, попадешь в неприятную ситуацию с правоохранительными органами даже не по своей вине, а потому что тебя подставили, и все – денег опять же не станет. Поэтому люди закрываются, прячутся, потому что не знают, что будет завтра. Они бояться тратить деньги на благотворительности не потому, что жадные, а потому что боятся и знают, что если увидят, что ты можешь кому-то помочь и у тебя есть деньги, надо на тебя обратить внимание и «обилетить».

Я решил заняться благотворительностью, потому что вырос в бедной многодетной семье. Нас было шестеро детей. Мы все время жили в нужде, и было чувство, что вот-вот кто-то мне поможет. Несмотря на нужду у нас была хорошая семья, но всегда чего-то не хватало: новых брюк, туфель. Покупка новой обуви была настоящим праздником. И прожив в таких условиях долгое время, когда появилась возможность пусть даже немного помогать другим, мне хотелось это делать. Я получаю моральное удовлетворение от этого и чувствую, что даже новый пенал или брюки – для кого-то значат очень много.

Мне это приятно, потому что я понимаю, что тот человек, которому я помог – это вчерашний я.

Беседовала Карцовник Анна

Фото: Максим Войтенко

Про Redactor

Проверьте также

Верховная Рада приняла закон, который разгрузит Высший антикоррупционный суд

18 сентября Верховная Рада приняла закон, который должен разгрузить Высший антикоррупционный суд. Верховна Рада приняла …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *