Домой / Новости / Одесский прозаик, лучший сказочник Украины: «Ничто так не объединяет семью, как семейное чтение»

Одесский прозаик, лучший сказочник Украины: «Ничто так не объединяет семью, как семейное чтение»

Одесский прозаик, поэт и журналист Владимир Рутковский относится к числу самых титулованных писателей Украины. Его исторический роман «Сторожова застава» удостоен премии им. Трублаини и премии Кабинета министров имени Леси Украинки, историческая эпопея «Сині Води» стала «Книгой года Би-Би-Си» за 2011 год, трилогия «Джуры» получила Национальную премию Украины имени Т.Шевченко, повесть «Потерчата» возглавила список лучших книг Украины последнего десятилетия, сказочная повесть «Гості на мітлі» вошла в список лучших произведений мировой литературы для детей. Фильм-фентэзи по его роману «Сторожова застава» увидели кинозрители 32-х стран мира. Сейчас идет работа над экранизацией киносериала о «Джурах».

– Владимир Григорьевич, у вас есть победы практически во всех жанрах литературы: лирике, прозе, детской литературе. Но какой жанр вам больше по душе? Или это зависит от настроения и ситуации?

– Сначала я видел себя поэтом, и только поэтом, но мои стихи не соответствовали идеологическим установкам бывшего Советского Союза: и тональность не та, и трудовой патетики маловато, и слово «Украина» я использую чаще, чем «Отечество», разумеется советская. Дошло до того, что на меня наклеили ярлык «украинского буржуазного националиста». Поэтому из моих сборников выбрасывали чуть ли не половину стихов, а остальное заставляли переписывать так, что от первоначального замысла оставались рожки и ножки. Поэтому я вынужден был искать себя в других жанрах. Написал роман о химиках, поскольку в свое время работал на суперфосфатном заводе. Однако «авторитетные» рецензенты возмутились тому, что мои герои работают практически в концлагерных условиях. Второй роман тоже отвергли, поскольку в нем подвергались сомнению решения КПСС, направленные на создание рукотворных морей днепровского каскада. Поэтому оставалась литература для детей. Написал я повесть «Анечка», но в единственном на то время украинском детском издательстве «Веселка» даже смотреть на нее не стали. В отчаянии я перевел «Анечку» на русский и отослал в издательство «Детская литература», не без оснований полагая, что в Москве о моем «национализме» ничего не знают. Там повесть признали как продолжающую линию гайдаровской «Голубой чашки». На то время это была высшая похвала, так что «Аннушка» вышла неслыханным тиражом – 150 тысяч экземпляров, разошелся буквально за два дня.

– А какова ситуация с тиражами сегодня?

– И какой она может быть, если в сравнении с нашими двухтысячными тиражами, в США книги многих авторов выходят миллионными тиражами, а в недалекой от нас Грузии на тысячу человек приходится 16 тысяч книг, в то время когда у нас – всего 88? А, как известно, отсутствие интереса к чтению приводит к деградации таких понятий, как честь, достоинство, совесть, интеллект. Поэтому и неудивительно, что мы по уровню жизни занимаем последнее место в Европе.

– Какие писатели, произведения стали для вас учителями? Чем вдохновляетесь для создания произведений?

– Сам я из Шевченковского края, поэтому много стихов Тараса Григорьевича я знал от матери-учительницы, еще не умея читать. Еще в памяти запечатлелась стихотворная сказка Тычины «Ивасик-Телесик». А в восемь лет я наткнулся на брошюру Маяковского «Как делать стихи». В ней меня поразили строки: «Чтобы врассыпную разбежался Коган,/ Встреченных увеча пиками усов». Я был изрядно шокирован, потому что не мог сообразить, как это один человек может разбегаться во все стороны, и как можно колоть встречных усами? И еще тогда сделал вывод, что поэзия может быть круче любой сказки. А призывом «не делайте под Маяковского, / Делайте под себя» я руководствуюсь до сих пор, хотя поэзия этого автора мне чужда.

 – Исследователи отмечают ваш особый, свой стиль. Как вы его выработали?

– Недаром говорят: не было бы счастья, так несчастье помогло. Выработать свой стиль мне помогли издатели еще советской эпохи. Они были такие же подневольные люди, как и авторы. Вот скажет им обком, что надо приструнить этакого Рутковского, и они вынуждены выполнять указания, потому что иначе сами останутся без работы. Но поскольку обком не любил, чтобы кто-то ссылался на него, то издатели вынуждены были искать в авторских недостатках в сюжете и стиле. А потому мне пришлось тяжело работать, чтобы доказать, что их претензии меня не касаются. И как результат – где-то в 1986 году издатели единственного в Одессе издательства «Маяк» пришли ко мне с полной сумкой и признались, что это первый случай, когда не автор издателям, а издатели выставляют бутылку автору.

– И в чем же заключается изюминка вашего стиля?

– Если в нескольких словах, то это нечто похожее на вычитанную еще в детстве уже забытую фразу, из которой я запомнил лишь отдаленную суть. Вот она: «Благородный рыцарь, гордо подбоченясь, скакал на блестящем Россинанте. Неожиданно конь споткнулся, и благородный рыцарь зарылся мордой в грязь…» То есть я пытаюсь совместить высокое и смешное в одном флаконе.

– Как вы реагируете на отзывы читателей? Являются ли они предпосылкой к переосмыслению темы?

– Когда я сажусь за письменный стол, то о читателе вообще не думаю. И уже потом, когда написанное мне нравится, вспоминаю, что он есть. Однако, если кому-то мое произведение не нравится, в отчаяние не впадаю и в угоду читателям ничего не переделываю. Ведь до того, как что-то написать, я годами рылся в архивах, и до изнеможения работал над сюжетом и фразой. Поэтому на встречах обычно говорю: я написал так, как видел, а ваше дело – воспринимать это или не воспринимать.

– Вам пришлось много испытать и пройти через литературные тернии. Ваши книги с удовольствием читают и дети и взрослые. А для кого вы больше любите писать?

– За 60 лет творческой деятельности я пришел к выводу, что должен писать не для детей или взрослых, а для так называемого семейного чтения. На мой взгляд, ничто так не объединяет семью, как семейное чтение. Это когда вечером после трудового дня семья собирается за столом и дети вместе с родителями читают и обсуждают какую-то книжку. В такой непринужденной и теплой обстановке родители скорее приходят к выводу, что дети имеют право на собственное мнение, а дети – что родители не такие уж и тупые, как им кажется

– С какими издательствами работаете? Как обстоят дела с книгоизданием?

– Мои книги выходили в издательствах Киева, Москвы, Львова, Одессы. Среди них – легендарное уже издательство «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» Ивана Малковича, «Издательство старого Льва» Марьяны Савки и Николая Шейко, «Зеленый пес» братьев Капрановых… Относительно дел в книгоиздании – то в начале независимости издатели Украины выдавали в основном произведения украинских авторов, будто подчеркивая, что и у нас не перевелись талантливые авторы. Сегодня они переключаются на издание произведений зарубежных писателей, имея в виду показать украинским авторам настоящий уровень мировой литературы. С их позицией я в целом согласен, но иногда, читая некоторые особо разрекламированные произведения, думаю, что лучше бы они этого не делали.

– Фильм «Сторожевая застава» собирал аншлаги в кинотеатрах. Планируется ли продолжение экранизации ваших произведений?

– Сейчас в украинской киноиндустрии крутятся несколько моих киносценариев. Об экранизации «Джур» не слышал разве что ленивый. Однако там много затратных батальных сцен, а у нас сейчас катастрофически не хватает средств даже на самые дешевые проекты. А чтобы создать хотя бы приличную анимационную ленту, скажем, по моей сказочной повести «Гості на мітлі», нужно потратить как минимум 80 миллионов. Поэтому приходится только надеяться на лучшие времена.

– Над чем сейчас работаете?

– Работаю над мемуарами. Надеюсь, что вскоре выйдет в свет одна из книг воспоминаний – «Радио на Троицкой».

– Что пожелаете читателям и особенно начинающим авторам?

– Читателям – здоровья и сил для реализации своих замыслов. А начинающим авторам – еще и понимание того, что на одном сюжете далеко не уедешь. В литературе, как в строительстве: голая коробка-сюжет  требует лишь 40 процентов всех затрат, а остальное в 60 процентов – штукатурка, пол, сантехника, обогрев, двери, окна – это стиль. Так совершенствуйте его, работайте над собой – и пусть вам везет!

Подготовила Инна Ищук

 

Про Redactor

Проверьте также

У Сергея Паращенко снова обыски: найден третий “оперный” в Одессе (фото)

В эти минуты у бывшего руководителя Одесского облсовета Сергея Паращенко снова проходят обыски. В этот …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *