Домой / Новости / Смотритель Воронцовского маяка рассказал, как на протяжении 65 лет он встречает и провожает корабли

Смотритель Воронцовского маяка рассказал, как на протяжении 65 лет он встречает и провожает корабли

Пошел 65-й год, как Иван Тимофеевич Цихович заступил на службу на Воронцовский маяк, спасительный свет которого указывает дорогу к берегам Одессы. С весны до осени на маяк организовываются экскурсии. А сейчас у смотрителя маяка как раз нашлось время поговорить, тем более что на прошлой неделе Иван Тимофеевич отметил 87-летие…

— Иван Тимофеевич, как судьба привела вас на Воронцовский маяк?

— Я родился в Котовском районе Одесской области, в Цихановке. И фамилия у меня соответствующая. Закончил семилетку. Приехал учиться в Одессу на токаря в 1949 году. Но на то время училище расформировалось, и меня направили в профтехшколу на слесаря-инструментальщика. Проучился полгода, побывал на практике в артели, где делали велосипеды.

С учебным процессом начались проблемы, перевели учиться на портного женской верхней одежды. Потом армия, где приобрел специальности радиста и шофера. И решил учиться в Одессе на связиста. В 1956 году, когда только восстановили Воронцовский маяк, разрушенный в годы войны, пришел на него радистом. А потом стал смотрителем маяка.

— Как менялось обеспечение и принципы работы маяка со временем?

— Сначала мы работали на керосино-калийном топливе, потом на ацетиленовых горелках, электричестве, а сейчас на солнечных батареях. Высота нынешнего маяка почти 30 метров, а его свет виден на 15 миль. Чтобы подняться на маяк, нужно пройти 135 ступенек. Кстати, электричества для его работы не нужно — он работает на недавно установленных солнечных батареях и светодиодах. Каждые три тысячных секунд проблеск красного цвета, а повторяющийся цикл набора световых сигналов составляет 12 секунд. При тумане включается еще и звукосигнальная установка — наутофон.

Условия для работы сейчас очень комфортные. В 1950-е годы все было намного сложнее. Зимой огромные волны захлестывали маяк, замерзая на его стенах. Даже колокол, который находился на высоте 8 метров, превращался в ледяную глыбу. Иногда в шторм до берега невозможно было добраться. Топили печку-«буржуйку» и так грелись.

— Приходилось рисковать жизнью?

— В 1957 году, 1 января, я возвращался с вахты. Был густой туман, шторм, волны перекатывались через брекватер. Я шел впереди, пробивал ломом обледеневшую дорожку, как вдруг на меня обрушилась волна, и я оказался в воде. И второй вахтенный тоже. Я бросил ему свой держащийся на плаву непромокаемый портфель. А сам попытался подплыть к стенке. Температура минусовая. Матросы спустили баркас, вытащили нас. В ледяной воде мы пробыли около получаса. Меня отвезли в больницу, а когда я пришел в себя, то первое, что я спросил — где моя куртка. Мне сказали, что она мокрая осталась в порту. Я потребовал отвезти меня в порт за курткой, потому что в ее кармане был пропуск в порт. Как, мол, без пропуска я попаду на маяк?

— Верно, что суть работы маячника заключается в том, чтобы помогать морякам и спасать их жизни?

— Да, для этого нужен маяк с огнями, постоянным присутствием в эфире и сиреной-наутофоном. Когда недавно рыбаки в тумане заблудились в районе Санжейки, то благодаря маячной сирене смогли добраться до берега.

— Вы были свидетелем крупнейшей катастрофы в Одесском заливе?

— Да. Сейчас на маяке даже установлена мачта, которую подняли с теплохода «Моздок». 13 января 1972 года капитан «Моздока», выходя из порта, в тумане не заметил стоявший на якоре болгарский «Лом». Грохот был такой, что за несколько миль, слышно было. Я подал сигнал на маяке. Береговая охрана спасла пассажирам жизни, потерпевшим бедствие. На борту «Моздока» был дуст. И Черное море еще долго восстанавливалось после этого бедствия.

Также помню, как 44-тысячный контейнеровоз, выходя из порта, протаранил маяк. Повреждения восстанавливали целый год. Или вспоминается, как теплоход «въехал» в Карантинный мол. При этом был поврежден электрический кабель, питающий маяк… Множество есть разных историй…

— Иван Тимофеевич, что для вас значит маяк?

— Как говорил Паустовский, «Маяки – святыни морей. Они принадлежат всем и неприкосновенны, как полпреды держав». Наш маяк — это символ Одессы, это ворота в страну и город. И он — вся моя жизнь. Кстати, сейчас к моим обязанностям прибавилась и туристическая составляющая. Общаюсь с экскурсантами, смотрю, чтобы все было в порядке. Соблюдаем правила безопасности, чтобы люди прошли по бетонному молу и увидели маяк.

Справка: Воронцовский маяк расположен на оконечности Карантинного (сейчас Рейдового) мола в Одесском порту. В истории Одесского порта прослеживается «династия» Воронцовских маячных огней и маяков. Они сменяли друг друга, совершенствуясь и перестраиваясь, по мере удлинения Карантинного и строительства Рейдового молов. Современный маяк — четвертый по счету.

Предыдущий маяк, простоявший с конца 19 века, был взорван в сентябре 1941 года во время обороны Одессы. Его пришлось взорвать, чтобы лишить фашистских артиллеристов в Чабанке возможности прицеливаться по маяку для обстрела акватории порта.

Новый маяк был построен в 1956 году. До этого, в 1950-1953 гг. восстановили Карантинный мол, также разрушенный во время войны. Затем на него поставили новый маяк, в отличие от прежнего, с цилиндрической башней. По традиции его называют Воронцовским. Белая башня маяка с красным фонарем изготовлена на Кронштадтском судоремонтном заводе в 1954 году.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал https://t.me/lubimyigorod

Узнавайте о событиях в городе первыми на нашей странице в Facebook

Про Redactor

Проверьте также

Прокуратура подозревает управляющего санацией Черноморского морского пароходства в причинении ущерба на 17 млн гривен

Правоохранители сообщили управляющему санацией Государственной судоходной компании «Черноморское морское пароходство» о подозрении в злоупотреблении полномочиями …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *