Домой / Бессарабия / Журналисты выяснили, что происходит в Бессарабии и почему фермеры берутся за оружие

Журналисты выяснили, что происходит в Бессарабии и почему фермеры берутся за оружие

Журналисты интернет-издания «Страна.ua» выяснили, что происходит в Бессарабии и почему накануне начала продажи земли там вооружаются фермеры.

На днях в сети появилось фото группы суровых вооруженных мужчин – жителей села Десантное Килийского района Одесской области. Местные фермеры решили создать свой отряд самообороны, который назвали «На страже Десантного».

По словам сельчан, им надоел бандитский беспредел, которые происходит в их селе и районе – преступники запугивают аграриев, вымогают деньги и время от времени устраивают акции устрашения, бросая гранаты во дворы и стреляя в местных жителей. При этом полиция бессильна и ничего не предпринимает для защиты граждан.

Собственно, создание вооруженной самообороны – не новость для жителей западных районов Одесской области.

«У нас в каждом селе есть дружина самообороны. Приезжают организованные и вооруженные бандиты и нагло, в открытую грабят крестьян. Поэтому нужно защищаться самим», – признался местный фермер Александр.

Сложную ситуацию подтвердил недавно и глава одесского областного управления полиции Олег Бех – в Ренийском районе сложилась «самая сложная и опасная ситуация».

В СМИ часто пишут про криминальные разборки в Закарпатье, которое называют «Диким Западом Украины». Однако куда менее известно об очень похожем на него регионе – западной части Одесской области, которую исторически называют Южной Бессарабией. Тут, также как и в Закарпатье, огромное этническое многообразие, сильное влияние соседних стран (в первую очередь Румынии), граница и связанный с ней криминал. И весьма слабое влияние центральной власти.

Что происходит в этом регионе, кто его на самом деле контролирует и почему селяне берутся за оружие, разбиралась «Страна».

Южная Бессарабия – регион особенный. С древности до середины 20 века Бессарабия напоминала разменную монету в азартной политической игре, переходя от одного крупного игрока-государства к другому.

После 1812 года Бессарабия (включая Молдавию) вошли в состав Российской империи в статусе отдельной области, а с 1873 года – Бессарабской губернии. С 1917 по 1940 год Бессарабия стала частью Румынии, с 1940 по 1941 отошла к СССР, с 1941 по 1943 край был снова захвачен Румынией. С 1944 года регион снова вошел в Советский Союз. Со времени, когда Бессарабия стала частью Российской империи, здесь поселилось много украинцев и русских. Русский язык стал местным межнациональным языком общения.

Но этнический состав населения здесь крайне многообразный – украинцы, русские, болгары, гагаузы, молдоване, ромы.

Власти современной Румынии неофициально по-прежнему считают Бессарабию своей территорией, несправедливо отобранную после Второй мировой войны. Это во многом обусловило ситуацию с массовой выдачей румынских паспортов украинским гражданам, которые могут доказать, что их предки жили на территории Бессарабии до 1940 года. В результате у каждого второго жителя Бессарабии есть два паспорта – Украины и Румынии. Впрочем, такая же ситуация происходит с болгарами, которых очень много в крае – им выдает свои паспорта София.

Помимо этого, в Бессарабии ощущается сильное влияние России. Во-первых, пророссийские (а точнее антимайдановские и антинационалистические) настроения распространены среди значительной части населения региона. Во-вторых, под боком находится непризнанная Приднестровская Молдавская республика.

С 2014 по 2015 годы здесь было совершено несколько попыток создать в регионе «Бессарабскую народную республику» и «Народную рады Бессарабии». Но к 2015 году большая часть инициаторов этих действий была задержана, а остальные покинули Украину.

ВСУ и Нацгвардия перебросило сюда несколько дополнительных подразделений под предлогом усиления границы. А фактически – для предотвращения антиправительственных выступлений.

В сравнении с 2014-2015 годами политическая ситуация в Бессарабии сейчас внешне стабилизировалось. Однако это не означает, что центральная власть взяла ситуацию под контроль. Первую роль здесь, как и прежде, играют мощные местные кланы и криминальные группировки.

Издание «Страна» уже писало о кровавой войне за контроль над наркопотоками, которая здесь идет. Но это лишь часть пазла.

«Бессарабия скоро зазвенит, – рассказывает сотрудник одесской полиции Дмитрий Б., который много лет специализировался на борьбе со здешним криминалитетом. – Стрельба будет, гранаты полетят. Ситуацию усугубляет грядущая свободная продажа земли, которая активизирует уже давно ведущуюся необъявленную войну между местными боссами. Накопилось большое количество нерешенных проблем и старых конфликтов.

Этот клубок завязался давным-давно. Бессарабия это такой себе котел, который может в любой момент взорваться. Даже при СССР здесь все решали местные авторитетные люди. Местная милиция и районные власти в этих местах всегда действовали с оглядкой на местных неформальных лидеров. При СССР чаще всего местные боссы занимали должности председателей колхозов, директоров совхозов и рынков. Помимо них огромное влияние на местных имели старейшины сел, уважаемые за мудрость и опыт, но иногда их уважали за солидное криминальное прошлое. Во времена Союза в некоторых селах Бессарабии многие взрослые мужчины были ранее судимы, естественно, молодежь равнялась на «авторитетных» односельчан.

После распада СССР эта ситуация усугубилась – колхозы и совхозы развалились, работы не стало. Мужчины подались на заработки в города. Некоторые выбрали криминальный путь – влились в этнические ОПГ. Кстати, сейчас во многих бессарабских селах есть свои “смотрящие”. Фактически вся Бессарабия поделена на вотчины и сферы влияния местных князьков и криминальных авторитетов, которые враждуют и конкурируют между собой».

Коллеги полицейского говорят, что все попытки Киева взять ситуацию под контроль силами полиции и СБУ не дают серьезного эффекта.

«Внедрить в местные этнические ОПГ своих агентов практически невозможно – банды состоят из односельчан, которые знают друг друга с детства, росли вместе, учились и работали. К тому же говорят на одном языке – гагаузском, болгарском или молдавском. Практически все здесь родственники, особенно в селах. И если совершается преступление, хоть убийство, хоть кража, то о нем знают все односельчане, кроме полицейских. Здесь не принято выносить сор из избы – разбираются сами. Для того чтобы навести здесь порядок, необходимо вводить военное положение, увольнять подчистую всех полицейских и местных чиновников и ставить на должности «чужих» чиновников, которые не имеют здесь ни родственников, ни знакомых. Почти все местные «ручные» и сидят на зарплатах у местных боссов – от предпринимателей до бандитов», – признался оперативник одесского уголовного розыска Игорь В.

Экономически Бессарабия регион также довольно интересный. Земля тут исключительно плодородна. Также именно здесь за счет благоприятного климата дают отличные урожаи нелегальные плантации марихуаны. Несмотря на усилия украинской полиции, СБУ и наблюдателей миссии Европейского Союза по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM), «трава» из региона в промышленных масштабах нелегально поставляется не только в Украину и Россию, но и в Евросоюз.

Помимо этого регион расположен вдоль Дуная и Днестра, фактически это самое южное украинское окно в Европу с огромным экономическим потенциалом за счет речных грузоперевозок. У двух украинских портов на Дунае – Рени и Измаиле есть возможности для расширения ассортимента услуг – от ремонта судов и бункеровки до увеличения погрузок и разгрузок товара. Правда, единственный порт Молдовы – Джурджулешты – явный конкурент украинских портов и наращивает производство намного быстрее, чем украинские порты.

А граница с Румынией – членом Евросоюза и Молдовой представляет особый интерес для криминалитета. Заболоченные островки и плавни на пограничном с Румынией Дунае, а также сухопутная и речная граница с Молдовой со времен Остапа Бендера из «Золотого теленка» были основными каналами по переброске контрабанды из Украины в Румынию и Молдову и обратно – от наркотиков и оружия до сигарет.

Бессарабские «феоды» местных политических, промышленных, аграрных и криминальных лидеров почти повторяют границы административных районов Одесской области. Например, Болградский район с численным преобладанием там болгарской общины считается почти территорией влияния влиятельного политика и бизнесмена Антона Киссе.

Он начал делать карьеру еще при Советском Союзе, пройдя путь от физрука до народного депутата Верховной Рады и лидера болгарской общины. Во многом карьере будущего нардепа Киссе помог его земляк – бывший глава одесской обладминистрации и нардеп Сергей Гриневецкий. Интересно, что Антон Киссе неоднократно менял предпочтения, дрейфуя между различными политическими группировками в зависимости от политической ситуации – от Януковича до Порошенко. При последнем он был одним из лидеров партии «Наш край», который курировала Администрация президента.

В 2015 году украинские силовики подозревали, что Антон Киссе якобы имел отношение к финансированию сепаратистской «Народной рады Бессарабии». Но к каким-либо процессулальным действиям это не привело. Да и сам Киссе этот факт отрицал.

Основа финансового могущества Антона Киссе – это аграрные предприятия в Болградском и других районах Одесской области, промышленные предприятия в Одессе, активы в Болгарии, а также крепкие бизнес- и политические связи с крупными украинскими финансово-промышленными группами.

Интересно, что Антон Киссе позиционирует себя не только как лидер всех бессарабских болгар, но и гагаузов, которые живут в Бессарабии.

Хотя, на самом деле, бессарабские гагаузы не входят в сферу влияния Киссе, у них есть свои лидеры.

Намного большее влияние на своих земляков – бессарабских гагаузов, имеет авторитетный политик и бизнесмен Юрий Димчогло. Димчогло занимает пост председателя Ассоциации гагаузских обществ Украины, неоднократно избирался в Одесский областной совет, занимал пост заместителя председателя облсовета.

Бизнес-интересы Юрия Димчогло – паромная переправа в Исакчу (Румыния) в Орловке Ренийского района, политик был одним из инициаторов проекта. А также грузоперевозки. Впрочем, основные бенефициары бизнеса политика – его родственники.

Ранее «Страна» писала о бессарабских гагаузах, на которых имеют огромное влияние неформальные лидеры. Один из них – криминальный авторитет по кличке Мана – по фамилии Терзи. По информации источников «Страны» в полиции, этническая ОПГ Мана с его напарником по кличке Христофор, негласно контролирует одесский промрынок «Седьмой километр».

Несмотря на все попытки правоохранителей выбить с рынка эту этническую группировку, ОПГ продолжает сохранять свои позиции и совершает большую часть краж и грабежей предпринимателей на «семерке». Также по утверждению источника «Страны» в полиции, несмотря на то, что ОПГ Мана и Христофора занимает обособленное и почти автономное положение в криминальном мире Одессы, оба авторитета входят в сферу влияния влиятельного вора в законе Владимира Дрибного по кличке Полтава.

Впрочем, большая часть бессарабских гагаузов непричастна к криминальным делам своих земляков и зарабатывает на кусок хлеба земледелием. К слову, аграрный бизнес гагаузов имеет свои черты – гагаузы неохотно берут банковские кредиты на приобретение техники и удобрений. В гагаузских общинах довольно плотные родственные связи, работает правило взаимовыручки, поэтому их фермерские хозяйства крепкие и зависят лишь от цен на собранный урожай и от стоимости хранения зерна на элеваторах.

Элеваторы Бессарабии это отдельная тема местного бизнеса и сплетение конфликтов между несколькими кланами. Совсем недавно группу бессарабских фермеров во главе с крупным аграрием и политиком Александром Петковым пытались «обилетить» сотрудники департамента защиты экономики НПУ, прокуроры и судьи, попытавшись отнять несколько десятков тысяч тонн зерна.

Впрочем, группе аграриев Александра Петкова удалось отбиться от рейдерства силовиков, выиграв дело в нескольких судах. Кстати, измаильские и ренийские аграрии под условным названием «группа Петкова» давно конфликтуют не только с силовиками из СБУ, прокуратуры и полиции, но и с влиятельнейшим лидером бессарабской преступной группировки Олегом Попеску по кличке Румын (о нем мы расскажем чуть позже).

Также после 2014 года в Бессарабии, а именно в Тарутинском районе появился еще один влиятельный человек – бывший АТОшник, лидер общественной организации «Левый берег», руководитель аграрного предприятия Денис Карташев. Ветеран АТО Карташев ведет себя независимо от «старых» бессарабских лидеров и также отказывается платить за «крышу» как бандитам, так и силовикам.

На выборах в ВР 2019 года Денис Карташев баллотировался как мажоритарщик на избирательном округе №142 в Арцизе, но проиграл.

Измаил и Рени с окрестными районами считаются вотчиной клана крупных предпринимателей и политиков Урбанских. Лидером клана Урбанских по праву можно считать Игоря Урбанского, отца нардепа Верховной Рады нынешнего созыва Анатолия Урбанского и бывшего нардепа Александра Урбанского.

Клан Урбанских контролирует ОАО «Дунайсудноремонт» и ОАО «Измаильский речной порт «Дунайсудосервис» в Измаиле, владеет холдингом «Прайм», который занимается грузоперевозками и логистикой. В группу влияния Урбанских входит и мэр Измаила Андрей Абрамченко.

Однако это скорее ситуативный союз – в 2016 – 2017 годах, по информации источников «Страны», Абрамченко вступил в конфликт с Урбанскими. Причиной конфликта якобы стали иностранные финансовые инвестиции, предназначенные на дноуглубление на Дунае в районе Измаильского и Ренийского портов и развитие логистики грузоперевозок. Однако стороны сумели договориться и заключить мир.

Также довольно близок к клану Урбанских мэр Рени Игорь Плехов. Плехов инвалид, и вынужден передвигаться в коляске. Что не мешает политику иметь огромное влияние на Рени и местных фермеров. Игорь Плехов в прошлом – милиционер, политическую карьеру сделал уже после увольнения из МВД.

Килия и окрестности считаются «княжеством» экс-нардепа от БЮТ Александра Дубового. В 2014 году Александр Дубовой выставил свою кандидатуру в Раду, но проиграл конкуренту, Александру Урбанскому-младшему. Между кланом Дубового и кланом Урбанских тлеет давний конфликт, который берет корни скорее не в политической сфере, а в бизнесе – конкуренции в грузоперевозках через дунайские порты.

Одним из влиятельных игроков в бессарабском клубке бизнес-интересов является молдавский мультимиллионер Важа Джаши. Основной бизнес Джаши – торговля зерном, переработка подсолнечника в масло, грузоперевозки и контроль над единственным портом Молдовы – Джурджулешты.

Важа Джаши является крупнейшим зернотрейдером Молдовы, а также хочет расширить свой бизнес на Бессарабию, пытаясь через подставных лиц выкупить несколько крупных элеваторов в регионе.

Однако на его пути стал некоронованный криминальный король Бессарабии – Олег Попеску, дав понять, что в Бессарабии лишь он может решать судьбу элеваторов и торговли зерном. В итоге Джаши так и не удалось приобрести ни одного элеватора, не дали так же результаты попытки представителей Джаши договориться с «Румыном».

Олег Попеску давно числится в розыске Интерпола по подозрению в многочисленных преступлениях, в том числе и в составе давно ликвидированной банды киллеров Василия Мариянчука.

Вначале 2000-х Олег Попеску был вынужден скрыться от украинского правосудия в Румынии.

Там Попеску удалось получить паспорт на другое имя – теперь авторитет живет в румынском Галаце под именем Олега Ризеа. Украинские силовики неоднократно посылали в Румынию запросы на его экстрадицию, однако всякий раз получали отказ. Причиной отказов, по мнению источников «Страны» в полиции, якобы стала вербовка Попеску румынскими спецслужбами.

При этом «Румын» продолжает оставаться самым влиятельным криминальным авторитетом в Бессарабии. Его группировка постоянно подпитывается свежими силами из числа безработной местной молодежи. Звенья ОПГ Попеску главным образом действуют в двух своих базовых райцентрах – Измаиле и Рени, а возглавляют их старые и опытные кадры, получившие опыт еще в криминальных войнах 90-х годов.

Один из них – Олег В. по кличке «Кипяток» – его имя отлично известно полицейским, многим фермерам и жителям Рени и Измаила. Основной бизнес ОПГ Попеску – контрабанда и выращивание марихуаны, заказные убийства, вымогательство у местных аграриев и моряков – «подфлажников» из Измаила и Рени.

Также Олег Попеску выступает своеобразным «третейским» судьей в конфликтах бессарабских аграрных и промышленных кланов, получая от решения конфликтов значительные финансовые откаты и доли в бизнесе. Представители почти всех упомянутых в материале основных бессарабских кланов лично знакомы с Олегом Попеску – с начала 2000-х их визиты вежливости к авторитету в румынский Галац, стали почти обязательным обычаем в Бессарабии.

Олега Попеску неофициально считают самым влиятельным лицом в Бессарабии и именно с ним полиция связывает многие случаи взрывов гранат в Измаиле и Рени, поджогов автомобилей, домов и полей фермеров, а также заказные убийства. В частности фермера Петра Карагиаура и криминального авторитета Юрия Асаржи по кличке «Позвонок».

По мнению полиции, причиной расправы стал слишком независимое поведение Юрия Асаржи, который не выполнил несколько «ценных указаний» «Румына» касательно местных фермеров. Кроме того, последней каплей мог стать «косяк» Позвонка – якобы тот допустил слив информации о готовившейся перевозке двух тонн марихуаны. В результате чего травка была конфискована и показательно уничтожена одесскими полицейскими.

Однако помимо Попеску в регионе действует и криминал более низкого уровня. Грабители и просто беспредельщики все активнее промышляют в регионе. В полиции признают тяжелую ситуацию.

«Действительно, именно в Рени сейчас сложнее всего, – сказал в недавнем интервью глава полиции Одесской области Олег Бех. – Проблему надо разделить на две части. Первая – это социально-экономическая ситуация. Город был привязан к порту, который сейчас стоит, грузоперевозки остановлены. С работой там очень непросто, поэтому одной полицией не обойтись, нужно поднимать мелкий и средний бизнес, помогать предпринимателям, чтобы люди нормально зарабатывали и были рабочие места. Да, действительно, есть такой Олег Попеску. Я думаю, его излишне демонизируют. Это обычный человек, который застрял в 1990-х. И ему кажется, что он будет до сих пор править балом на этой территории. Помимо этого, там очень много людей запугано, идет вымогательство у предпринимателей. В Рени сейчас новый руководитель полиции, но состав полиции остался тем же. Я лично вижу, что не все сотрудники ренийской полиции готовы защищать местных жителей. Но просто так никому ничего с рук не сойдет, этими сотрудниками уже занимается управление внутренней безопасности».

Впрочем, в регионе не особо верят, что порядок будет наведен.

«Власти в районе нет, полиция бессильна. И мелкие бандиты, и крупные пытаются поставить тут все под свой контроль. Грабят нас, отбирают урожай, удобрения. И это только цветочки. В следующем году откроют продажу земли. И тут начнется натуральный Дикий Запад, как в фильмах показывали. У кого стволов больше, того и земля. Поэтому мы не надеемся уже на власти, на закон. Понимаем, что нужно вооружаться и защищаться самим. И мы будет защищаться», – сказал нам один из местных фермеров.

Ситуацию в регионе для «Страны» прокомментировал профессор Одесского университета, этнограф и эксперт по Бессарабии Александр Пригарин.

«Все проводимые сейчас реформы – территориально-админстративная, децентрализация, которые исходят из центра, практически никогда не учитывают специфику Бессарабии. А там очень сложный, давно сложившийся свой мир. Реформу территориальную не закончили, а всю инфраструктуру там уничтожили. Экономика Бессарабии фактически на коленях. Но экономика там была уничтожена даже не «вчера», а «позавчера». А сейчас уничтожается уже  инфраструктура социальная – больницы, школы.

В Бессарабии все этнические общины живут обособленно. И в то же время достаточно публично. Причем это касается всех, не только гагаузов, молдаван или болгар, но и русских, и украинцев. Такие себе патриархальные мирки. Очень своеобразная модель сложилась. Там существует свое консервативное право, есть свои местные авторитетные региональные лидеры.

Сейчас идет разрушение той среды, при которой они находили между собой общий язык – из-за разрушения социальной инфраструктуры. Даже микроэкономика местная, рынки районные, которые служили своеобразным мостиком общения между общинами, могут потерять свою роль. Если это произойдет, то это будет серьезная проблема.

В 2015 году там была попытка создания Бессарабской народной республики. С одной стороны это была операция спецслужб, с другой – там много местных политиков, которые хотели сыграть на этой ситуации. Но говорить о том, что там преобладают пророссийские настроения, неправильно. Скорее речь идет об этнокультурной идентичности. И именно это становится предметом политических спекуляций – это выдается как антипатриотическая позиция.

К примеру, при СССР считалось, что здесь преобладают антисоветские настроения. Но все дело в том, что за последние сто лет жители Бессарабии побывали в различных государствах. То они в Российской империи, то в Румынии, то в Советском Союзе, то снова в Румынии, то снова в СССР. Этот фактор существенно повлиял на мировоззрение жителей Бессарабии. Поэтому малая родина для большинства бессарабцев ближе, чем центр».

Про Redactor

Проверьте также

Труханов: на улицах Одессы должно быть светло и безопасно

До конца следующего года новой системой наружного освещения планируется охватить все дворы и магистрали города …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *